Приемный ребенок: как сказать правду?

Содержание

Взрослые тайны: приемные дети хотят знать правду о своих родителях | Милосердие.ru

Приемный ребенок: как сказать правду?

Выросшие приемные дети признаются, что такое открытие было для них трудным. Принесло обиды, родило новые секреты. Чаще всего приемный ребенок начинает искать своих родных, хотя эти поиски не всегда удачны.

«Эти тайны отталкивают ребенка от приемных родителей», «если бы маму не съедал этот секрет, она бы прожила дольше», «я жалею, что эта тайна сделала нас с мамой врагами», «это часть меня, я хочу знать о себе все», – так говорят люди, выросшие в приемных семьях, узнавшие о своей тайне. Они считают, что правильнее узнавать об этом от своих приемных родителей, в доверительном разговоре, а не случайно или от посторонних людей. Они убеждены, что отдаляет как раз замалчивание ситуации, а не правда.

Регина, 33 года: «Меня осуждают за желание знать свое прошлое»

Регину нашли на скамейке в Черкесске ранним ноябрьским утром 1984 года. Дворник отнес находку в милицию.

Инспектор детской комнаты Зарема, оформляя документы, назвала девочку своим именем, фамилию дали Ленинградская – предполагали, что мать из Ленинграда. Ребенку было всего 3 дня от роду.

А через год девочка из дома малютки попала в приемную семью. И получила новое имя и новую дату рождения – 1 января 1985 года.

О том, что у нее есть кровные родители, Регина узнала только в 30 лет.

«Это произошло в пылу ссоры с мамой. Для меня это стало подтверждением моих подозрений – я и раньше замечала, что мы почему-то разные, и внешне, и по характеру. У мамы волевой характер, и мне не хватало от нее эмоций, не хватало поддержки в подростковом возрасте.

У нас не было доверительных отношений. А эта новость еще больше нас отдалила, – рассказывает Регина. – Отношения стали, как качели, то обида, то прощение. Я понимаю маму, видимо, она боялась мне рассказать, опасалась, что это ухудшит наши отношения. А зря.

Если бы она рассказала мне раньше, только не в подростковом возрасте, это сложный период, а или раньше, или уже после 20 лет, то было бы легче. Я бы поклонилась в ноги и сказала: мама, как же тяжело тебе было с этим жить! А получается, что она считала меня недостойной этого знания. Эти тайны привели нас к обидам».

Через какое-то время Регина начала поиски: «Я ведь всю жизнь думала, что у меня день рождения 1 января, а оказывается и родилась я в ноябре. Я ощущаю себя вырванным с корнем растением, я не понимаю, кто я».

Сложность в том, что Регина живет сейчас с мужем в США, а удаленно добиваться ответов у российских инстанций непросто: «Многие представители каких-то структур, больницы, например, боятся говорить. Или говорят с улыбкой: “Да, у нас документы есть, но мы вам не дадим”. Мол, тайна усыновления.

Этот закон надо менять, от этой тотальной тайны гораздо больше проблем уже взрослым приемным детям, чем если бы у нас было знание о своем прошлом. А пока мы упираемся в стену. Мы же не “третье лицо”, я уже взрослая женщина! И моя мама тоже поддерживает меня в поисках, говорит чиновникам: “Мы хотим узнать правду”.

Но нам ничего не говорят».

Регина рассказывает, что для нее это важно. «Мне не хватает этой части меня. Пусть даже у нас уже не сложатся отношения, но я хотя бы увижу ее. Поговорю. Перелистну эту страницу и пойду дальше. А пока во мне – постоянные “почему?”

Я хочу узнать, почему все так произошло. Ведь в те времена часто молодые девочки рожали и не имели поддержки. Может быть, она не могла меня сама поднять.

Может быть, я облегчу жизнь и себе, и ей, и нам обеим будет жить легче.

У каждого поступка есть причина и много сопутствующих обстоятельств, которые впоследствии привели к совершению того или иного действия. Я не всевышний, чтобы выносить приговор».

Регина считает, что даже если она не найдет кровную маму, ее опыт поможет другим – и в том, как вести поиски, и в преодолении стереотипов.

«Многие воспринимают мои поиски негативно: “Да как ты могла, неблагодарная, люби свою приемную мать, зачем ты ищешь?” Кстати, Россия в целом не очень готова воспринимать ситуацию, когда человек ищет кровных родителей. За рубежом более лояльны, а в российских соцсетях я слышу осуждение. А ведь ты и сам боишься, волнуешься в своих поисках, и тяжело, когда нет поддержки.

Никто не задумывается, с каким грузом на сердце живут выросшие приемные дети. За этот год я получила много писем: это уже взрослые люди, но в них живет обида и непонимание и даже самобичевание.

Многие считают себя “бракованными” и живут с мыслью о том, что их за что-то наказала жизнь.

У них в головах миллионы вопросов, на которые они хотят найти ответы. Они просто хотят жить спокойно, не терзая себе душу постоянными “почему”. Важно дать им понять, что их вины нет.

Вы просто не представляете, насколько может измениться жизнь человека после того, как он узнает свое прошлое. Мы ведь узнаем себя заново. Да, многих ждет разочарование. Мы это понимаем. Но финал нашего расследования, возможно, облегчит не только наши душевные страдания, но переживания наших кровных родителей».

Юрий, 41 год: «Сокрытие правды отдалило нас с мамой, если бы я все знал, наши отношения сложились бы иначе»

Юрию было всего год, когда он попал в приемную семью. Кровная и приемная семья были знакомы. Так случилось, что кровная мать Юрия не смогла сама поднять ребенка. Сначала отец Юры привез сына и его мать к своим родителям, а сам исчез на годы. Позже мальчика передали приемной маме.

С кровными бабушкой и дедушкой Юрий продолжал общаться, и своими родными родителями считал приемную маму и кровного отца. Мужа приемной мамы считал отчимом. И до 12 лет не знал, что он приемный.

«Узнал я случайно, по пути из школы. Мне сказали об этом… Был шок, застывшее состояние. Мелькали мысли: а куда же мне сейчас идти? Мой ли это дом? Я растерялся».

Так биологическая мать сама вышла на сына, и через какое-то время Юрий познакомился с ней и со своей кровной 5-летней сестрой. Мама Юрия узнала о встречах, но все равно не нашла в себе смелости открыто обсудить с сыном ситуацию. Негласное взаимное молчание еще более усугубило ситуацию.

«Для меня было сложно, что мы с мамой это не обсуждали. У мамы не было привычки или желания общаться на такие важные темы, по душам, что называется. Мама злилась, что я нашел кровную маму. Переживала, подслушивала мои разговоры с параллельного аппарата, когда я звонил с домашнего телефона.

Я в ответ тоже злился. И я не знал еще тогда, как ко всему этому относиться и как воспринимать кровных родителей. Ведь я был ребенком. Я переживал, я совершенно запутался, как выстроить отношения со столькими взрослыми людьми, выстроить эту общую систему взаимоотношений, в которую я попал.

В то же время приемная мама никогда не сказала плохого слова о моих кровных родителях, но мы все равно с ней отдалились друг от друга. Я стал замкнутым. Потерялось доверие. Уже лет в 16 мне хотелось жить отдельно».

В то время кровная мама предлагала Юре переехать к ней, но для подростка это было немыслимо. К ней привязанности так и не родилось, зова крови мальчик не слышал. А к приемной маме все равно было большое чувство благодарности.

«Моя приемная мама была очень порядочным человеком. Была хорошим примером для меня, и ее мнение мне было очень важно. Когда она говорила “вот, это мой сын”, я чувствовал такую гордость в ее голосе!»

Со своим кровным отцом Юрий познакомился в свои 25 лет – нашел его в интернете, написал, предложив встретиться.

«Это была моя инициатива, не его. Отец принимал наше общение, но сам активного интереса не проявлял. Когда он в возрасте стал болеть, ему негде было жить, я снял для него квартиру. Отец умер в 2015 году.

С кровной мамой мы общались время от времени – и встречались, и много переписывались, и разговаривали по телефону, общаемся периодически и сейчас.

Но близких отношений за эти 30 лет все же не сложилось», – говорит Юрий.

В то же время наш герой благодарен судьба за такой опыт. «Мне не нравится, когда обвиняют биологических родителей. Ведь люди не знают, какая была ситуация, почему все так случилось.

Мне есть за что благодарить их. Уже за то, что моя мама родила меня, а не избавилась от беременности. Она высокоинтеллектуальный человек, вижу много сходства с ней. А мой кровный папа был талантливый изобретатель, думаю, мои способности к математике, к музыке – от него.

Когда я не знал прошлого, у меня была пустота под ногами. Как-то в школе задали задание построить генеалогическое древо. Я был смущен, одноклассница нарисовала такое дерево! А у меня было совсем мало веточек.

Когда  я узнал о своих предках, о национальности, о городах, откуда они, мне стало комфортно. Да, я знаю людей, которые иначе относятся к ситуации, что их бросили. Знаю человека, которого отдали в детский дом, когда у него родилась сестра. И он до сих пор ненавидит кровную мать за это. Он не хочет разбираться в причинах. А мне хотелось разобраться».

Юрий считает неправильным скрывать усыновление. «У мамы хранились документы – первое мое свидетельство о рождении, отказы матери и отца от меня. Я все это нашел, когда мама умерла.

А если бы я наткнулся на эти бумаги случайно, лет в 15? Это было бы трагедией. Причем я почему-то поддержал этот секрет и никому не говорил. Это стало табу. Своим друзьям я признался только к 30 годам. Почему я хранил эту тайну, я не понимаю, – говорит Юрий. – Это огромная стереотипная ошибка общества.

Когда я стал об этом говорить, мне стало спокойнее, я стал чувствовать себя увереннее. Поэтому нельзя это скрывать. Это сильно портит жизнь. И еще плохо, когда приемные родители относятся высокомерно к кровным, считают их виноватыми, раз те отказались от ребенка. Это ведь переносится и на ребенка, он считает себя каким-то плохим, не таким».

Приемная мама Юрия умерла 7 лет назад. «Я только сейчас почувствовал, почему она так себя вела. Но уже поздно. Видимо, тогда так было принято. И еще она боялась меня потерять.

Это любовь, которая держит тебя. Это была самая большая ее ошибка. Если бы она не скрывала правду, у нас были бы доверительные отношения.

Я тепло вспоминаю ее. Например, как она будила меня утром, собирая в детский садик. “Юраша-кучеряша, вставай!” Помню ее ласковые интонации. Мне очень жаль, что у нас не сложилось теплого близкого общения. Если бы удалось повернуть время вспять, я бы хотел многое изменить в наших взаимоотношениях».

При этом Юрий считает «выдуманным», когда такую ситуацию в жизни уже взрослых приемных детей называют психологической травмой: «Я не ощущаю травмы. Я проработал свои переживания и разложил внутри себя все по полочкам. Выросшим приемным детям навязывают мысль, что они травмированы.

А это им мешает жить, они начинают думать: “Из-за моего сложного прошлого и у меня теперь сложности”. Я считаю, что прошлое не должно быть для нас оправданием, мы все равно можем выстроить успешную жизнь».

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/vzroslye-tajny-priemnye-deti-hotyat-znat-pravdu-o-svoih-roditelyah/

Сказать ребёнку правду – ИСППП

Приемный ребенок: как сказать правду?

Страх потерять любовь и преданность ребёнка

Миф: ребёнок не будет разрываться между любовью к биологическим родителям и усыновителям, если он просто не будет знать о том, что был усыновлен. Чтобы ребёнок перестал думать о своих биологических родителях, можно придумать «невинную» ложь («Твои родители погибли в автомобильной катастрофе»).

Действительность: чем больше родители пытаются удержать детей, тем больше они их теряют – это один из парадоксов воспитания. Усыновители должны помнить, что любовь ребёнка к биологическим родителям не уменьшает любви к ним самим.

Когда усыновители поддерживают чувства, которые усыновленный ребёнок испытывает по отношению к биологическим родителям, это только способствует формированию у него привязанности к членам новой семьи. При этом усыновители не ввязываются в разрушительный и совершенно бесплодный спор о том, кто для ребёнка «важнее».

Своей честностью, своей готовностью понять ребёнка, они дают ему «разрешение» испытывать к ним искреннюю любовь и привязанность.

Страх понизить самооценку ребёнка

Миф: ребёнку нельзя говорить о том, что его биологические родители злоупотребляли алкоголем или наркотиками, сидели в тюрьме, прибегали к насилию, страдали психическими заболеваниями, были умственно отсталыми и т.п. Ребёнок будет плохо думать о себе из-за того, что в его биологической семье были такие серьезные проблемы. По этой причине можно скрывать или искажать информацию, умалчивать существенные факты.

Действительность: если ребёнок лишается поддержки усыновителей в исследовании своего прошлого, он вынужден строить свой образ и образ своей новой семьи, опираясь исключительно на неверные сведения и на свое воображение.

То, что он себе представляет, не имея возможности обсудить это с понимающими взрослыми, может оказаться намного хуже, чем самая горькая правда.

Более того, именно суждения усыновителей об обстоятельствах, приведших к усыновлению ребёнка или к его размещению в замещающей семье, могут оказаться главной причиной снижения самооценки ребёнка.

Замещающие родители и усыновители могут научиться представлять даже очень нелицеприятные факты в объективной, манере без предубеждений, демонстрируя ребёнку свою любовь и поддерживая его в исследовании своего прошлого.

Страх рассказать ребёнку правду в неподходящий момент до того, как он будет в состоянии правильно ее воспринять

Миф: ребёнок «слишком мал» (он всегда будет «слишком мал»), чтобы понимать, что такое проституция, изнасилование, психическое заболевание, преступление и т.д.

Действительность: ребёнок может воспринимать историю своей жизни поэтапно. В три года ему представляется упрощенная версия событий. По мере взросления ребёнка и развития у него способности к пониманию более сложных вещей, он получает дополнительную информацию, и так далее до тех пор, пока он не будет знать все, что знают его усыновители.

Страх, что ребёнок может пойти по стопам своих биологических родителей

Миф: если ребёнок знает о том, что его биологическая мать была неразборчива в своих половых связях, достигнув подросткового возраста, он может начать вести себя в провокационной сексуальной манере.

Действительность: в процессе самоидентификации все без исключения подростки «примеряют» на себя разные виды индивидуальности и экспериментируют с различными способами утверждения своей независимости, стараясь при этом как можно меньше походить на своих родителей. Достигнув подросткового возраста, усыновленный ребёнок может попытаться стать непохожим на усыновителей, выбрав в качестве примера для подражания своих биологических родителей (или сложившийся у него их образ), особенно если это не нравится усыновителям! Это ожидаемое поведение совершенно нормально. Проблемы усугубляются лишь тогда, когда усыновители, столкнувшись с поступками, напоминающими о дисфункциональном поведении биологических родителей ребёнка, начинают неадекватно реагировать на его поведенческие эксперименты.

Страх перед неспособностью представить информацию в позитивном свете

Миф: я сломаю жизнь своему ребёнку, если не найду правильные слова, чтобы рассказать о его прошлом.

Действительность: замещающие родители и усыновители могут научиться говорить о прошлом ребёнка в непредвзятой манере, соответствующей его возрасту. В особо тяжелых случаях они могут обратиться за помощью к специалисту по поддержке усыновительских семей. В отличие от открытого общения, любые попытки сохранить тайну почти всегда несут в себе смертельную опасность.

Ценности, связанные с раскрытием тайны усыновления

Каждый человек имеет право знать о своем происхождении.

Налаживание здоровых отношений требует огромных усилий, открытого двустороннего общения и взаимного уважения.

Усыновление является способом появления детей в семье; этот способ не лучше и не хуже любого другого. Поэтому вместо того, чтобы скрывать усыновление, им надо гордиться.

Готовясь к усыновлению, потенциальные усыновители должны знать о том, что дети будут задавать вопросы о своих биологических родителях и продолжать испытывать к ним те или иные чувства. К этим вопросам и чувствам надо относиться честно и уважительно.

И биологическим родителям, и усыновителям небезразлична судьба ребёнка. Они не могут и не должны соревноваться друг с другом за его любовь и преданность.

Ведь родители могут испытывать чувство любви к нескольким детям! Почему же дети не могут любить нескольких родителей? Попытка скрыть от ребёнка информацию о усыновлении из нежелания делиться с кем-то его любовью ведет к противоположному результату: ребёнок перестает испытывать доверие, преданность и привязанность к своей усыновительской семье.

Десять заповедей раскрытия ребёнку тайны его прошлого

Открытость общения является важнейшим условием нормального развития усыновительной семьи. Соблюдение десяти заповедей раскрытия правдивой информации может способствовать созданию в семье здоровой эмоциональной атмосферы.

1. Начинайте разговор об усыновлении по своей инициативе

Есть несколько способов поднять тему усыновления в разговоре с ребёнком, сохранив при этом его самооценку.

  • Когда по телевизору или в кинотеатре показывают программу или фильм, в которых говорится об усыновлении, усыновители могут посмотреть это вместе с ребёнком, провести параллели и отметить различия между ситуацией героя программы или фильма и судьбой ребёнка и предложить ребёнку задать им дополнительные вопросы.
  • Усыновители могут также завести разговор об усыновлении, когда наступает какая-либо значимая дата (день рождения ребёнка, День матери, годовщина усыновления).
  • «В День матери я всегда думаю о твоей биологической матери. Я уверена, что сегодня она тоже вспоминает о тебе. Если хочешь, можешь сделать для нее поздравительную открытку – мы вложим ее в специальный альбом!».
  • Усыновители могут отметить в ребёнке какие-либо положительные черты и поинтересоваться вслух, от кого он их унаследовал.
  • «У тебя такие красивые длинные ресницы. Интересно, у кого-нибудь в твоей биологической семье есть такие ресницы? Ты никогда об этом не задумывалась?».
  • «У тебя настоящий талант к рисованию (музыке, футболу, математике)! Интересно, были ли в твоей биологической семье такие же талантливые люди, как ты?».
  • Наконец, усыновители могут похвалить ребёнка за его достижения и отметить, что биологические родители разделяют испытываемое ими чувство гордости.
  • «Прекрасная работа! Твои биологические родители сегодня могли бы гордиться тобой так же, как и мы!».

2. Используйте позитивно окрашенную лексику

Настоящие родители, родная мать, родной отец
Усыновленный ребёнок (если этот термин используется слишком часто, он становится своего рода «ярлыком»)
Биологический (кровный) ребёнокРодной ребёнок, настоящие дети
Заняться воспитанием ребёнка
Человек, выросший в приёмной семьеУсыновленный ребёнок (говоря о взрослом человеке)

3. Никогда не лгите ребёнку о его прошлом или о членах его биологической семьи

Тайное всегда становится явным!!! То, что начиналось как «защита» отношений с усыновленным ребёнком, может убить доверие и близость в этих отношениях.

4. Давайте ребёнку возможность выражать свой гнев по отношению к членам биологической семьи, не показывая ему при этом, что разделяете его чувства

  • «Я рад, что теперь мы можем защитить тебя от всего этого»;
  • «Я понимаю, почему ты так злишься»;
  • «Тебе, должно быть, было очень тяжело. Я могу сейчас чем-нибудь тебе помочь?»
  • А эти комментарии неприемлемы и могут причинить ребёнку вред:
  • «Если бы твоя мать была разборчивее в выборе любовников, ты никогда не стал бы жертвой насилия»;
  • «Я даже представить себе не могу, как можно бить ребёнка. Для этого нужно быть просто ужасным человеком»;
  • «Твоих родителей надо запереть на замок и выбросить ключ. То, что они сделали, нельзя простить».

5. Сокрытие части информации допустимо до тех пор, пока ребёнку не исполнилось двенадцать лет. После этого ребёнок должен узнать всё

Перед подростками стоят две задачи развития, которые осложняют обработку сложной информации: индивидуация («Кто я такой?») и отделение от семьи. У детей в возрасте 8–10 лет есть больше времени, чтобы переработать, «переварить» полученную информацию и вернуться к позитивному самоощущению еще до того, как они приступят к эмоциональной подготовке по отделению от семьи».

6. Если информация носит крайне негативный характер, постарайтесь сделать так, чтобы наиболее неприглядные детали ребёнок узнал от постороннего лица (например, от психолога)

Тот факт, что усыновители привлекли профессионала для проведения важного разговора с ребёнком, еще не означает, что их миссия выполнена. Крайне важно, чтобы они также присутствовали.

Во-первых, они должны эмоционально поддерживать ребёнка во время собеседования. Во-вторых, они должны запомнить все детали, чтобы потом помочь ребёнку восстановить ход собеседования, если он что-нибудь забудет или неверно истолкует.

Их присутствие на собеседовании является наилучшим выражением их любви, поддержки и преданности ребёнку.

7. Не пытайтесь «вылечить» боль, вызванную усыновлением

Понятно, что все родители стараются защитить своих детей от боли. При этом, однако, усыновители должны отдавать себе отчет в том, что их ребёнок должен испытать боль, которая является естественным спутником процесса переживания и разрешения утрат, связанных с усыновлением.

Чтобы выйти из ребёнка, боль должна пройти через него. В такие минуты гораздо нужнее внимательный собеседник, дружеское плечо, понимающий взгляд.

Когда ребёнку больно, ему не нужны объяснения или рассуждения о том, что с ним случилось, ему просто нужен человек, который понимает его и сопереживает ему: «Я знаю, что тебе сейчас очень больно».

8. Избегайте ценностных суждений, рассказывая ребёнку о его прошлом

Ребёнок должен научиться делать это сам, и «пониманию без осуждения» его должны научить самые важные для него люди – его родители.

9. Давайте ребёнку возможность самому решать, будет ли он рассказывать свою историю за пределами семьи

Создавая для ребёнка «легенду», нужно учесть два важных момента.

Заранее обсудите вопросы, с которыми может столкнуться ребёнок, и ситуации, в которых он может оказаться. «Легенда» может понадобиться ребёнку, например, когда вы представляете его новым соседям или друзьям, когда он в первый раз идет в новую школу.

Заранее обсудите возможные ответы. Ребёнку может быть нелегко решить, что он может говорить, а о чем лучше промолчать.

Ему можно сказать, что, отвечая на вопросы, он может раскрывать три ключевых факта: как его зовут, откуда он родом, и как давно он стал частью своей новой семьи.

Важно, чтобы ребёнок знал, что он не обязан рассказывать все каждому встречному, что существуют личные границы, и окружающие должны признавать эти границы.

10. Помните, что ребёнок знает больше, чем вы думаете

Если приёмные родители так и не находят возможность поговорить с ребёнком, и вместо них это делает кто-то другой. Когда ребёнок получает информацию не от приёмных родителей, он лишается их поддержки в «переваривании» такой информации, что может негативно отразиться на его самовосприятии. Кроме того, информация, которая доходит до него «из десятых рук», может оказаться сильно искаженной.

Источник: http://isppp.site/portfolio/skazat_rebenku_pravdu/

Как сказать ребенку, что он приемный?

Приемный ребенок: как сказать правду?

Естественно, сколько семей — столько и ситуаций, связанных с усыновлением, и все тут зависит от прошлого семьи, истории и возраста самого ребенка.

Некоторые усыновители очень боятся, что принятый в семью ребенок станет расспрашивать их о своей прежней семье, о своих корнях.

Надо помнить, что такие вопросы задают все дети, родные и усыновленные, и умение на эти вопросы ответить — более чем важное для матери и отца умение.

Воспитание приемного ребенка ничем не отличается от воспитания любого другого ребенка. Правда, некоторые — в других случаях, безусловно, интуитивные — приемы возникают здесь не по первому побуждению: приемным родителям вдруг может показаться, будто они «паразитируют» на особой истории неродных сына или дочки.

Ни в коем случае нельзя скрывать от ребенка, что он усыновлен: тайна неизбежно нанесет ущерб отношениям, обе  стороны будут страдать, но при этом никто, кроме вас, родителей, не имеет права рассказать ребенку (а при необходимости — его братьям и сестрам) его историю.

— Когда это сделать, зависит от вашей интуиции, от зрелости ребенка и от того, какие именно вопросы он вам задает.

— Прежде чем поведать малышу его собственную историю, поговорите с ним о других приемных детях. Читая, например, вместе с ним книжку об этом, удобно связать прочитанное с его собственной историей.

До четырех лет

Возможно, малыш этого возраста еще не слишком хорошо понимает свое положение, но желательно все-таки не откладывать разговор надолго.

— Расскажите ребенку о своих колебаниях: о том, как вы боитесь, вдруг ему будет трудно пережить, что он «не родной» в семье, или вдруг он вас разлюбит.

— Правда нужна ему в той же мере, что и вам самим. К тому же малыш вполне может ощущать недоговоренность, наличие в семье тайны, которую от него скрывают, — и ваша откровенность, подтвердив, что предчувствия его в той или иной степени оправдались, поможет ему выйти из затруднения.

Лучше не дожидаться пяти лет, когда кризис, связанный с эдиповым комплексом (см. «Эдипов комплекс»), заставляет каждого ребенка задуматься о своем месте в семье.

Период эдипова комплекса дает возможность напомнить о запрете супружества с матерью или отцом, лежащем в основе всякой семейной связи. Ответы, которые вы даете приемному ребенку, не должны ничем отличаться от ответов, которые дают любому малышу этого возраста.

Он интересуется, откуда берутся дети

Естественный вопрос, который дает повод объяснить ребенку разницу между биологическим родством и эмоциональным, основанным на привязанности, любви.

— Задавая этот вопрос, ребенок, с одной стороны, удовлетворяет свое природное любопытство, а с другой — хочет узнать, откуда взялся он сам. Ему хочется услышать от вас, как вы мечтали стать родителями, — кстати, это желание одинаково свойственно приемным детям и не приемным.

— Ответить на некоторые вопросы малыша вам помогут сказки, детские книжки и книги, адаптированные для детей разного возраста. Однако все эти книги могут оказаться полезнее родителям, чем детям, потому что нет на свете слов, способных заменить ребенку слова мамы и папы.

Ребенок расспрашивает вас о своем происхождении, своих корнях

Иногда вы задумываетесь о том, а не захочется ли когда-нибудь вашему ребенку найти своих биологических родителей, свою «настоящую» семью, и колеблетесь, стоит ли говорить с ним об этом, опасаясь возбудить в нем такое желание.

— Пока ребенок еще маленький, не предвосхищайте его вопросов, но когда они возникают, отвечайте просто и искренне.

— Когда малыш начинает учиться, вопрос о его корнях перестает быть связанными только с желанием понять, «откуда берутся дети», — теперь ребенок хочет разобраться в истории семьи.

Иногда это случается даже раньше, если ребенок не похож на родителей и, возможно, знает, что родился в другой стране. Вам это дает возможность рассказать ему об этой стране, об ее истории и культуре.

Таким образом, желание ребенка узнать свои корни сублимируется, иными словами — отклоняясь от своей первоначальной цели, становится средством удовлетворить присущую детскому уму любознательность.

Он придумывает себе семью

Любой ребенок — тут уже дело не только в фантазмах приемных детей — способен сочинить целую «семейную сагу».

В таком романе он может воображать себя, например, королевским сыном, похищенным разбойниками. И думать, что от него скрывают часть правды.

Вот потому-то так необходимы четкие и ясные ответы на его вопросы, вот потому-то и важно опираться на его реальную историю.

Но надо помнить, что ваши ответы не помешают малышу, неважно — приемному или нет, выдумывать себе родню, черпая материал в своем воображении.

Источник: http://5psy.ru/roditeli-i-deti/kak-skazat-rebenku-chto-on-priemnyi.html

Приемный ребенок: как сказать правду?

Приемный ребенок: как сказать правду?

«Мама, откуда я взялся?», — как ответить на этот сложный вопрос родителям приемного ребенка и вообще, стоит ли рассказывать крохе о том, что он приемный?

Светлана Иконникова, психолог

Четырехлетние исследователи в песочнице обсуждают способы появления ребенка в семье.— Я у мамы в животике был!— А меня из больницы взяли!

— А меня в детском магазине купили!

Пока для них каждый из вариантов кажется одинаково реальным и одобряемым. Собственно, «из животика» даже пофантастичнее будет, чем «из магазина».
Рядом с песочницей мамы тоже болтают о своем, о девичьем, параллельно слушая детские разговоры.

На «больнице» одна из мам рефлекторно замирает — потому что ее малыш действительно «из больницы». Она его, полуторамесячного, усыновила. Только вот сказать крохе, что он ей не родной, не получается. И не сказать тоже страшно.

И эта дилемма — единственное, что отравляет жизнь маме.

Приемный ребенок: механизмы привязанности

В нашей культуре есть убеждение: «правильный» ребенок — родной. Родной — значит, кровный. К усыновлению многие относятся как к некоему мученичеству — те, кто берет малышей из детдома, конечно же, святые.

Но мы-то не они. А те, святые, мучаются с больными детьми (нормальных-то в детдомах нет) и, конечно же, их не любят. Любить можно только кровных.

Да и непонятно, какими приемные дети вырастут — никакой от них благодарности.

Вот примерно такая каша варится в голове среднестатистического россиянина. И даже те, кто решается принять в семью малыша, стараются всячески скрывать этот факт и идут на любые ухищрения, вплоть до ношения накладных животиков.

На практике ни один из страшных «усыновительских» мифов не подтверждается. И детки в доме малютки бывают здоровенькими, и вырастают они умниками и умницами, и любят их родители точно так же, как любят кровных малышей.

— Раньше я думала, что полюбить приемного ребенка невозможно, — признается Ирина, мама пятилетнего Севы. — Но потом меня вдруг поразила мысль: у нас есть собака, лабрадор Джуник. Я Джуника не рожала. Но он ведь мой. Я его люблю, если заболеет, я весь город объеду в поисках лекарства для него. И есть у меня Сева — родной мой сын.

Ладно, тут еще можно сказать, что в процессе родов у меня запустились какие-то особые механизмы привязанности… А если бы мне делали кесарево, не запустились бы? А наши бабушки-дедушки, которые со мной Севу не рожали и увидели его только во время выписки, разве не любят его? Еще как любят! То есть для того, чтобы полюбить ребенка, не обязательно его рожать. Его надо растить. Не спать ночами, укачивать, когда болит животик, радоваться первой улыбке, вздыхать с облегчением, увидев первый прорезавшийся зубик… Теперь я понимаю, что приемные родители любят своих детей так же, как родные. Что они для них и есть родные. И возможно, в будущем мы с мужем тоже возьмем малыша из детдома.

Приемный ребенок: хранить ли тайну?

То, что приемный ребенок становится родным, подтвердит каждый родитель. И каждый родитель задается вопросом: говорить ли малышу, что его взяли из детского дома?

Конечно, очень хочется не говорить. Хочется сказать: «Ты наш!» Чтобы все знали: вы — его мама. Кроха и похож тоже на вас. Как минимум — манерами.Проблема в том, что тайна усыновления существует лишь на бумаге. Не то чтобы сотрудники органов опеки рвались ее всем подряд разболтать.

Просто скрыть способ появления в вашей семье ребенка невозможно от соседей (если вы не носили накладной живот), врачей в поликлинике, где вы с мужем брали справку о состоянии здоровья, когда собирали документы на усыновление, педиатра (он легко отличит недельного кроху от месячного), родственников разной степени тактичности…

В общей сложности наберется несколько десятков «посвященных». Как все эти люди смогут сохранить вашу тайну — загадка. Они и не хранят.

Одной девушке о том, что она приемная, сообщила ее подвыпившая тетя. При всех, на девушкиной свадьбе.

Еще одна девочка случайно услышала разговор родителей: «Ты думаешь, она так плохо учится, потому что приемная?» А одному мальчику его друзья сказали:— Значит, твоим настоящим родителям ты был не нужен?«Что тут было! — вспоминал тот мальчик. — Меня как током ударило.

Я вскочил и в слезах кинулся домой. А родители посмотрели серьезно и сказали: «Нет, ты не понимаешь. Мы специально тебя выбрали». Они сказали это несколько раз. Причем так веско, что я понял — это правда».

Того мальчика звали Стив Джобс, и эпизод этот — из биографической книги Уолтера Айзексона.

Приемный ребенок: что сказать ребенку

— Я долго не могла представить, как смогу рассказать своему Степашке, что мы взяли его из дома малютки, — говорит Юлиана, мама двоих сыновей. — Малыш рос, а я все откладывала этот момент.

Думала, надо, чтобы появился какой-то повод, заготавливала длинные речи… И вдруг однажды Степка спросил: «Мам, а откуда берутся дети?» Не успела я среагировать, как муж, пожав плечами, произнес: «Некоторые из животиков своих мам, а некоторых рождают для мам и пап другие тети».

Он сказал это так обыденно, как будто речь шла о мешке картошки. «Сережа, например, родился из маминого живота, — продолжил муж, кивая на старшего сына, — а тебя для нас родила другая тетя. Иногда так случается, что дети перепутываются и попадают в животик не к своим мамам. Но мы тебя нашли сразу».

Не представляете, с какой любовью я тогда смотрела на мужа! Он так представил ситуацию, что у Степы и на секунду не закралось сомнение в том, что он наш. Конечно, когда он подрастет, мы возвратимся к этому разговору, но первый шаг уже сделан.

Самое главное — сообщить об усыновлении в том возрасте, когда кроха любую информацию от родителей принимает как должное. Для него, только пришедшего в этот мир, одинаково удивительно и то, что ночью на небе появились звезды, и то, что его родила «другая тетя».

Это будет лишь первый разговор, после которого последуют второй, третий, десятый. Иногда вы вскользь будете упоминать: «Как же хорошо, что мы тебя усыновили!» Иногда, проезжая мимо дома малютки, показывать: «Вот здесь ты и был, когда мы тебя нашли».

Период «бури и натиска» придется пережить в подростковом возрасте. У некоторых детей может возникнуть желание найти биологических родителей.

Сыграйте роль «правильного бюрократа»: поддержите их, но дайте возможность процессу поиска затянуться до тех пор, пока ребенок не потеряет к нему интерес.

В общем, разговоры будут сложными — для вас. Но если правильно их построите, для ребенка все обернется безболезненно. В конце концов, мало ли трудных разговоров нам еще предстоит!

Приемный ребенок: что передастся от биологических родителей по наследству?

«Яблочко от яблоньки недалеко падает», — любят говорить в народе. Так ли это?

Что передается по наследству? Генетические заболевания. Все биологические признаки: цвет глаз, волос, особенности внешности, рост.

Однако даже наличие склонности к полноте может сильно зависеть от тех продуктов, которыми малыша кормили в младенчестве. Рост также связан с общим качеством жизни.

А внешность — это еще и мимика, привычное выражение лица, которое кроха обязательно скопирует у вас.

Что не передается по наследству? Алкоголизм и наркомания. Это благоприобретенные «навыки».

Что зависит от биологических родителей? Тип темперамента, один из четырех: холерик, флегматик, меланхолик, сангвиник. Склонность к точным или гуманитарным наукам. Спортивные или артистические таланты. Однако развить способности — дело рук настоящих родителей. То же и со здоровьем. Многие проблемы, особенно в первый год жизни, успешно корректируются.

Кстати, в США считается, что даже усыновленные в младенчестве дети должны знать своих биологических родителей.

Вопрос весьма спорный, и дать на него ответ можно только в каждой конкретной ситуации
Главное, помните, что приемные родители — настоящие! Приемные родители растят ребенка и становятся для него родными. А те, которые родили и оставили, — биологические.

Не называйте их настоящими, но и не отзывайтесь о них плохо, даже если они того заслуживают. Скажите просто: «Они не могли воспитывать детей».

Источник: https://lisa.ru/moy-rebenok/budushchim-roditeljam/17648-priemnyi-rebenok-kak-skazat-pravdu/

Когда и как сказать, что ребенок усыновлен?

Естественно, сколько семей — столько и ситуаций, связанных с усыновлением, и все тут зависит от прошлого семьи, истории и возраста самого ребенка.

Некоторые усыновители очень боятся, что принятый в семью ребенок станет расспрашивать их о своей прежней семье, о своих корнях.

Надо помнить, что такие вопросы задают все дети, родные и усыновленные, и умение на эти вопросы ответить — более чем важное для матери и отца умение.

Воспитание приемного ребенка ничем не отличается от воспитания любого другого ребенка. Правда, некоторые — в других случаях, безусловно, интуитивные — приемы возникают здесь не по первому побуждению: приемным родителям вдруг может показаться, будто они «паразитируют» на особой истории неродных сына или дочки.

Ни в коем случае нельзя скрывать от ребенка, что он усыновлен: тайна неизбежно нанесет ущерб отношениям, обе стороны будут страдать, но при этом никто, кроме вас, родителей, не имеет права рассказать ребенку (а при необходимости — его братьям и сестрам) его историю.

— Когда это сделать, зависит от вашей интуиции, от зрелости ребенка и от того, какие именно вопросы он вам задает.

— Прежде чем поведать малышу его собственную историю, поговорите с ним о других приемных детях. Читая, например, вместе с ним книжку об этом, удобно связать прочитанное с его собственной историей.

До четырех лет.

Возможно, малыш этого возраста еще не слишком хорошо понимает свое положение, но желательно все-таки не откладывать разговор надолго.

— Расскажите ребенку о своих колебаниях: о том, как вы боитесь, вдруг ему будет трудно пережить, что он «не родной» в семье, или вдруг он вас разлюбит.

— Правда нужна ему в той же мере, что и вам самим. К тому же малыш вполне может ощущать недоговоренность, наличие в семье тайны, которую от него скрывают, — и ваша откровенность, подтвердив, что предчувствия его в той или иной степени оправдались, поможет ему выйти из затруднения.

Лучше не дожидаться пяти лет, когда кризис, связанный с эдиповым комплексом (см. «Эдипов комплекс»), заставляет каждого ребенка задуматься о своем месте в семье.

Период эдипова комплекса дает возможность напомнить о запрете супружества с матерью или отцом, лежащем в основе всякой семейной связи. Ответы, которые вы даете приемному ребенку, не должны ничем отличаться от ответов, которые дают любому малышу этого возраста.

Он интересуется, откуда берутся дети

Естественный вопрос, который дает повод объяснить ребенку разницу между биологическим родством и эмоциональным, основанным на привязанности, любви.

— Задавая этот вопрос, ребенок, с одной стороны, удовлетворяет свое природное любопытство, а с другой — хочет узнать, откуда взялся он сам. Ему хочется услышать от вас, как вы мечтали стать родителями, — кстати, это желание одинаково свойственно приемным детям и не приемным.

— Ответить на некоторые вопросы малыша вам помогут сказки, детские книжки и книги, адаптированные для детей разного возраста. Однако все эти книги могут оказаться полезнее родителям, чем детям, потому что нет на свете слов, способных заменить ребенку слова мамы и папы.

Ребенок расспрашивает вас о своем происхождении, своих корнях

Иногда вы задумываетесь о том, а не захочется ли когда-нибудь вашему ребенку найти своих биологических родителей, свою «настоящую» семью, и колеблетесь, стоит ли говорить с ним об этом, опасаясь возбудить в нем такое желание.

— Пока ребенок еще маленький, не предвосхищайте его вопросов, но когда они возникают, отвечайте просто и искренне.

— Когда малыш начинает учиться, вопрос о его корнях перестает быть связанными только с желанием понять, «откуда берутся дети», — теперь ребенок хочет разобраться в истории семьи.

Иногда это случается даже раньше, если ребенок не похож на родителей и, возможно, знает, что родился в другой стране. Вам это дает возможность рассказать ему об этой стране, об ее истории и культуре.

Таким образом, желание ребенка узнать свои корни сублимируется, иными словами — отклоняясь от своей первоначальной цели, становится средством удовлетворить присущую детскому уму любознательность.

Он придумывает себе семью

Любой ребенок — тут уже дело не только в фантазмах приемных детей — способен сочинить целую «семейную сагу».

В таком романе он может воображать себя, например, королевским сыном, похищенным разбойниками. И думать, что от него скрывают часть правды.

Вот потому-то так необходимы четкие и ясные ответы на его вопросы, вот потому-то и важно опираться на его реальную историю.

Но надо помнить, что ваши ответы не помешают малышу, неважно — приемному или нет, выдумывать себе родню, черпая материал в своем воображении.

Источник: http://mamakkids.com/vospitanie/kak-skazat-rebenku-chto-on-priemnyj

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть